Баба-яга

Баб/а-Яг/а, Баб/ы-Яг/и с. ж. СО сложение основ баб- и яг- < *g-a, которую «сближают с лит. ìngis ‘лентяй’, лтш. îgt, îgstu ‘исходить, чахнуть; досадовать’, îdzinât ‘вызывать досаду, раздражать, дразнить, делать противным’, îgns ‘досадный, недовольный’, др.-исл. ekki ср. р. ‘скорбь, боль’, англос. inca ‘вопрос, сомнение, скорбь, спор’» (Фасмер 4, 542).

«БАБА-ЯГА́, или  яга-баба, сказочное страшилище, большуха надъ вѣдьмами, подручница сатаны. Баба-яга, костяная нога: въ ступѣ ѣдетъ, пестомъ погоняетъ (упирается), помеломъ слѣдъ заметаетъ; она простоволоса и въ одной рубахѣ, безъ опояски; то и другое верхъ безчинiя» (Даль 1, 83).

Сказочный образ Бабы-яги — хозяйки леса, повелительницы зверей, могущественной вещей старухи — имеет мифологическое происхождение: она охраняет границу «этого» и «иного» царства, то есть царства смерти, она — проводник умерших душ в потусторонний мир, поэтому у нее одна нога костяная, чтобы стоять в мире мёртвых.

Образ Бабы-яги связан с мифологическими представлениями о переходе человека в потусторонний мир — «Тридесятое царство». Баба-яга, стоящая на границе миров, в сказках служит проводником, который помогает герою проникнуть в мир мёртвых благодаря совершению определённых ритуалов. После узнавания героя по запаху, ибо Баба-яга слепа, и выяснения его нужд, она топит баню, совершая ритуальное омовение; затем кормит пришедшего, что тоже представляет собой обрядовое угощение мертвым. Требуя еды, герой показывает, что он не боится этой пищи, что он имеет на неё право, что он-то и есть действительный герой. Временно как бы умерший герой попадает в иной мир («Тридесятое царство»), где его поджидает немало опасностей, которые ему приходится преодолевать, чтобы одержать победу над смертью (См.: Пропп 1986, 52-111).

«Лишь кончил он речь, вдруг из Неясытской скалы показалася Баба-Яга, в ступе огромной, с пестом, с помелом, вся в лохмотьях[А.Ф. Вельтман. Кощей бессмертный. Былина старого времени. (1833)].

Автор: Александр Камчатнов