Блажу - блажить

Блаж/у, -ишь — блаж/и/ть гл. СО — суффиксальный, суфф. 4-го глагольного класса -и- с дуративно-каузативным значением (г > ж по 1-ой палатализации см. §10.1).

«Блажу́, жи́шь, жи́лъ, жить. гл. ср. въ простор. Дурачуся, шалю, упрямствую, неугомоненъ бываю» (САР 1, 214).

«Блажи́ть ... въ просторѣчiи же: благовать, -ся, дурить, дурачиться, шалить, баловать, проказить, упрямиться; сумасбродить, сходить съ ума, бредить, грезить на яву, нести вздоръ, чепуху» (Даль 1, 233).

«БЛАЖИТИ. 1. Восхвалять, прославлять. Блажащеи васъ льстять вы и стезѣ путии вашихъ мятуть» [XIV-XV вв. ~ XIII в.] (СлРЯ XI-XVII вв. 1, 232). На семантику этого слова повлияли переводы с греческого. «И рече Марiамь: величитъ душа моя господа, и возрадовася духъ мой w бозѣ спасѣ моемъ: якw призрѣ на смиренiе рабы своея: се бо, отнынѣ ублажатъ (μακαρίζειν) мя вси роди»(Лк. 1: 46-48). «Достойно есть якw воистинну блажи́ти (μακαρίζειν) тя, Богородицу, Присноблаженную и Пренепорочную и Матерь Бога нашегw» (Молитва Космы Маюмского). Прил. μάκαρ ‘благословенный, достойный славословия’ — в древнегреческом языке это прежде всего эпитет богов, в противоположность смертным людям; в этом смысле употребительны выражения благословенные боги, благословенное небо, благословенная земля, благословенный Пэан (бог-целитель). По отношению к человеку этот эпитет также значил ‘благословенный’ и как следствие ‘богатый, изобилующий’ (Liddel  & Scott 1073). Если боги благословенны, или блаженны, по природе, то в случае с человеком имеет место двусторонний акт: свыше, со стороны богов исходит благословение в ответ на определенное действие или поведение человека; в этом смысле надо понимать выражение блаженные смертные — люди, своей смертью угодившие богам и потому достойные блага, благословения, блаженства, поэтому у Гомера в «Илиаде» (11, 68) ἀνδρός μάκαρος — это ‘избранник богов’ (Shantraine, 659).

«Пожалуйста, оставь своего козла в покое, перестань блажить» [М.П. Загряжский. Записки (1770-1811)].

Связь между значениями ‘восхвалять прославлять’, с одной стороны, и ‘дурить, сумасбродничать’, с другой, представляется некоторой загадкой. Ничего не объясняет предположение о том, что второе значение появилось «на основе устных заимств. из ю.-вост. слов типа болг. блáжа ‘скоромничать, есть скоромное в пост’» (РЭС 3, 235). На наш взгляд, на развитие этого значения повлиял сложный, амбивалентный поведенческий комплекс русских юродивых во Христе: нецерковный по внешней форме, он выражал самую суть христианского отношения к жизни; юродивый по форме «дурит», но этой-то «дурью» он и прославляет, блажит Христа.

Автор: Александр Камчатнов