Поиск терминов
Начинается с Содержит Точное соответствиеСозвучно
Термин Определение
Дед-

Перейти к древу

Дата размещения на сайте — 24 февраля 2024 года

Корень дед- восходит к праслав. *dě, продолжениями которого в других славянских языках являются: ст.-слав. дѣдъ ‘дед’, болг. дя́до ‘дед’, ‘старик’, ‘тесть’, диал. д’а́ду ‘дед’, ‘тесть’, ‘старик’; макед. дедо ‘дед, дедушка’, ‘тесть’, ‘старик, дед’, сербохорв. дjȅд ‘дед’; словен. dèd ‘дед’, ‘старик’, диал. déde ‘парень, мужик’; ст.-чеш. děda ‘старик, дед’; чеш. děd ‘дед’, ‘предок’, ‘старик’, děda м. р. ‘дедушка’, ‘старик’, děda ж. р. ‘бабка’, диал. dědě ‘дедушка’; слвц. ded ‘дед’, ‘старик’; в.-луж. dźěd ‘дед’, ‘старик’; русск. дед ‘отец отца или матери’, ‘старик, старый человек’, деды ‘предки’, диал. дед ‘знахарь, колдун’ (смол., калуж., свердл.), ‘черт, домовой’ (калуж., тул.), ‘старик-нищий’ (южн.), ‘большой пескарь с усами’ (новг.); укр. did ‘дед’, ‘старик’, ‘нищий’, ‘чучело на огородах, чтобы отпугивать птиц’; блр. дзед ‘дед’.

В структурном отношении этот термин родства представляет собой редупликацию, подобную древнейшим звукокомплексам *baba, *тата, *tata, но с рядом существенных и, видимо, более поздних особенностей, а именно: частичный, стертый характер редупликации (*dě-d-ъ), формализация грамматического рода (-о- основа, при морфологически нейтральной в плане грамматического рода -а- основе слов *тата, *tata, *baba), особый вокализм -ē-, что может свидетельствовать об экспрессивности образования. (См.: ЭССЯ 4, 227). Иначе говоря, изначально, скорее всего, имела место полная редупликация корня *dě-da, который позднее, как слово мужского рода, пережил грамматическое переоформление по типу склонения на *ŏ по аналогии со словами типа отец < *otikŏs, что стало причиной сокращения второго корня.

Необходимо отвергнуть сравнение дед с лит. dìdis ‘большой, великий’, несмотря на аналогию франц. grand père ‘дедушка’; укр. дíдко ‘черт’ — эвфемизм. (См.: Фасмер 1, 494).

Перейти к словарной статье...
Автор: Егор Митюряев
Доj-

Перейти к древу

Дата размещения на сайте — 18 октября 2015 года

Корень дой- восходит к и.-е. именной о-ступени *dho(i̯)-, на глагольной е-ступени «и.-е. *dhē̌(i̯)- ‘сосать’, ‘кормить грудью’, ср. др.-инд. dháyati ‘сосать’, осет. dæjūn  то же лтш. dêt ‘сосать’, гот. daddjan  ‘кормить грудью’, греч. θῆσθαι ‘доить’ лат. производные fēlāre ‘кормить грудью’, fēmina ‘женщина’, fīlius ‘сын’, лтш. dēls ‘сын’» (ЭССЯ 5, 54).  Из этого следует, что этот корень был энантиосемичным, то есть отражающим ситуацию одновременно с двух сторон: если мать кормит грудью, то дитя сосет, ест. Энантиосемия этого корня сохраняется в разных индоевропейских языках.

Перейти к словарной статье...
Автор: Александр Камчатнов
Доб-

Перейти к древу

Корень доб- восходит к прасл. *dob- со значением ʻвремя, пора, мераʼ, который в свою очередь является рефлексом индоевропейского корня *dhabh- ‘соответствовать, подходить, быть удобным’. Корень доб- имеет соответствия практически во всех славянских языках: макед. доба ʻвремя, пораʼ, ʻвозрастʼ, сербохорв. дȍба ʻвремя, пораʼ, чеш. doba ʻпора, времяʼ, польск. doba ʻсуткиʼ, ʻпора, время, эпохаʼ, укр. доба ‘сутки’ и др., а также в языках индоевропейской семьи: гот. ga-daban ʻподобать, подходитьʼ, лит. dabà природа, свойство, характер’ и т. д. (ЭССЯ 5, 38-39). Из этих примеров видно, что значение ‘подходяще время’ как бы расщепилось: в одних языках, например, польском, было утрачено значение ‘то, что подходит, годится’, а осталось одно значение времени и даже определенного периода в 24 часа; в других языках, например, русском, утратилось значение времени, а осталось лишь значение ‘нечто подходящее, пригодное, ценное’; свидетельством утраты стали с этимологической точки зрения тавтологичные сочетания типа удобное время. В русском языке рефлексами корня являются лексемы удобный, подобный, надо, сдобный, добрый, удобрение, доблесть, дебелый и др.

Праславянскому корню *dob- родственны *dobrъ ʻподходящий, нужный по характеру, виду, свойствуʼ (ЭССЯ 5, 45-46), *doblь ʻподходящий, готовый к подвигу человекʼ (ЭССЯ 5, 40). Морфемное различие этих праславянских корней связано с процессом опрощения морфемного состава *dobrъ и *doblь еще в праславянскую эпоху.

Корень *debel ʻнаходящийся в нужной, сильной, подходящей пореʼ мы также считаем этимологически родственным корню *dob- вслед за Фасмером, Черныхом и Трубачевым, а различие гласных в корнях связываем с процессом межслоговой ассимиляции (ЭССЯ 4, 201-202). Таким образом, праславянские корни *dobrъ, *doblь, *debel являются исторически родственными, образованными от *b-. Исконное значение корня *b-, скоре всего, связано с крестьянским трудом, когда только определенные периоды времени оказываются подходящими для тех или иных видов сельскохозяйственной деятельности — севу, косовице, жатве и т. д.

Производные от прасл. *dob- дают очень пеструю в семантическом отношении картину, что объясняется происходившими метонимическими и метафорическими сдвигами в значении производных. Дериваты с корнем -добр, -добль, -дебел мотивированы первоначальным конкретным значением праславянского корня *dob-, и между всеми производными до сих пор остаётся живая связь, которую можно проследить по значениям.

Перейти к словарной статье...
Автор: Елизавета Аладьина
Дожд-

Перейти к древу

Дата размещения на сайте — 22 января 2024 года

Относительно корня дожд- предпочтение обычно отдается этимологии Трубецкого-Вайана: из и.-е. *dus-di̯u- ‘непогода, плохой день’, т. е. сложения *dus- ‘плохой, не-‘ и *di̯u- ‘небо, погода’ от корня *dei̯-(ǝ), *dī- ‘блестеть, мерцать, светить’. корня *dei̯-(ə)-, *dī- ‘блестеть, мерцать, светить’ (см. день) Cр. антонимичные греч. εὔ-διος ‘спокойный, ясный, веселый’, εὐ-δία ‘ясная, тихая погода’. Прасл. *dъždžь могло вытеснить более раннее назв. дождя от и.-е. *seu- ‘дождь, дождить’ (греч. ὕει ‘идет дождь’ и проч.). Если так, *dъždžь сопоставимо с др.-инд. dur-divasa-, durdina- ‘дождливый день’, ‘дождливая погода’. Исходное знач. типа ‘непогода’ для *dъždžь как будто подтверждают случаи, когда рефлексы лексемы обнаруживают знач. ‘вредоносный дождь’, ‘затяжной ливень’, ср. c.-хорв. (кайк.) dešč ‘вредоносный дождь’, рус. диал. дождя́, дожжá ‘затяжной, сильный дождь’.

Основная проблема заключается в том, что по отдельности оба компонента предполагаемого *dus-di̯u- как таковые, пишет Аникин, на славянской почве не засвидетельствованы. Кроме того, *dъždžь все-таки обозначение дождя вообще (не вредоносного). Представление о дожде как плохой погоде характерно для совр. горожанина и едва ли актуально для праслав. яз. Для земледельца дождь благо, что подтверждается примерами вроде божья милость ‘ненастье’, нéдождь ‘засуха’ и под. В народных представлениях славян дождь олицетворяет оплодотворяющую силу природы и ассоциируется с иерогамией неба и земли. Предпочтительнее, возможно, что *dъždžь из *duzg-i̯o- ‘шум (дождя)’ (ономат.?), родственного лит. duzgfti, dūzgfti ‘жужжать, гудеть’, ‘стучать’, dūzgénti ‘тихо жужжать, гудеть’; вероятно, родственно норв. duskregn, швед. regndusk ‘мелкий дождь’, бав. dusel ‘изморось’, норв. dysja ‘моросить, струиться’ или др.-исл. dust ср. р. ‘пыль’, ср.-нж.-н. dust, норв. dust — то же. (См.: Аникин, 14, 123; там же литература вопроса).

Из предложенных версий происхождения слова дождь нам кажется более достоверной вторая.

Несмотря на вышесказанное, слово дождь остается проблематичным с точки зрения происхождения. По причине отсутствия видимой производящей основы на славянской почве и достоверных соответствий в других и.-е. языках сущ. *dъždžь, скорее всего, является праславянской лексической инновацией, а знаменитая этимология Трубецкого-Вайана из и.-е. *dus-di̯u-, по мнению О.Н. Трубачева, не может считаться вполне вероятной. (См.: ЭССЯ 5, 196).

Перейти к словарной статье...
Автор: Екатерина Фураева
Дом-

Перейти к древу

Корень дом — родственный др.-инд. dámū-nᾱ- м. р. хозяин дома, глава дома, господин’. Латинское слово domus обозначает дом не как постройку, сооружение, а как символ семьи. Эта индоевропейская основа входит в состав др.-инд. dam patiḥ, греч. δεοπότης (*dems-pot-) господин, глава семьи, исключительно социального по своей природе термина. Из этого следует, что основной внутренней формой данного слова является значение ‘семья’. К тому же наречные формы домой, дома сохраняют связь с основным словом дом, они имеют значение к себе, у себя, а не под крышу, под крышей’, как в древнерусском и как аналогичные латинские domi, domum, domo (см.: Трубачев 1, 88).

Исконно, по мнению Г. А. Хабургаева, праслав. *domos относилось к склонению на *ŏ: «К старым основам на *ŏ обычно причисляют и слово домъ. Однако это недоразумение, основанное на некритическом использовании фактов латинского языка. Слав. domъ — из индоевр. *dŏmŏs (ср. греч. δόμος [dŏ́mos] — ‘строение’, древнеинд. dámaḥ < *dŏmŏs), а не * dŏmŭs. Основу на *ŏ это слово имело первоначально и в латинском языке, на что указывают архаические латинские формы родительного падежа domi, дательного domo (в латинском это слово рано подверглось влиянию основ на *ŭ — типа fructus)» (Хабургаев 1974, 176). Таким образом, принадлежность праслав. слова *domъ к склонению на *ŭ — это результат вторичного аналогического воздействия.

Продолжениями праслав. *domъ в славянских языках являются: ст.-сл. домъ οἴκος, болг. домъ́́т дом, домохозяйство, семья, родной дом, словен. dôm дом, родной дом, приют, слвц. dom дом, здание, семья, дом родной, (знатный) род, династия, в.-луж. dom дом, отчий дом, родина, родной край, н.-луж. dom дом как жилище, родина, полаб. düm ‘собственность, дом’, ‘наследство’, польск. dom дом (как жилище, помещение)’, ‘кров над головой, жилье’, словин. dὅṷmдом’, ‘сени, передняя (в доме)’, др.-русск., русск.-цслав. домъ жилище, здание’, русск. дом ‘здание, строение, предназначенное для жилья’, ‘семья, люди, живущие в одной семье или в одном доме’ (см.: ЭССЯ 5, 72-73).

В значении ‘семья’ встречается как в болгарском, так и в русском языках, а также в словацком, в котором встречается и такое значение: ‘(знатный) род, династия’. Верхнелужицкий и нижнелужицкий языки употребляют слово dom со значением ‘родина, родной край’, а полабский — как ‘собственность’, ‘наследство’. В древнерусском языке слово домъ впервые упоминается в XI в.: ‘жилище’, ‘хозяйство’, ‘семья’, ‘род’, ‘храм’ (см.: Черных 1, 262).

В целом, древние значения сохранились в содержании слова дом, однако произошло переосмысление связи производящего и производного значений. В условиях перехода со средневекового символизма на новое рациональное мышление производное значение ‘жилище, здание’ становится прямым, а производящее значение ‘семья, род’ переосмысляется как переносное.

Перейти к словарной статье...
Автор: Ариадна Булычева
Дразн-дражн-

Перейти к древу

Дата размещения на сайте — 1 марта 2024 года

Происхождение гл. дразнить достаточно уверенно возводится к праслав. сущ. *draznь, образованному с помощью суфф. *-zn- от аористной основы *drā- и.-е. глагола *der- // *dr̥- ‘драть’, который в праслав. языке трансформировался в *der- // *dor- // *dьr- // *dir- (см. статью «Драть»). Сущ. *draznь слабо засвидетельствовано в слав. языках, приводится лишь ст.-чеш. drážn ж. р. ‘раздражение’, но формально только от сущ. *draznь мог быть образован вторичный глагол на *iti: «*drazniti: болг. дразня ‘дразнить’, ‘возбуждать, вызывать (напр. аппетит)’ (БТР), макед. дразни ‘раздражать’ (Й-С), сербохорв. дрáзнити ‘дразнить, раздражать’, ‘подзывать, сгонять (скотину, стадо)’ (РСА IV, 654), ст.-чеш. drāžniti ‘дразнить, раздражать’ (Gebauer I, 327), ср. и соотносительное сущ-ное ст.-чеш. drážn ж. р. ‘раздражение’ (Ст.-чеш., Прага), диал. drážnit, drážlit ‘дразнить, раздражать’ (Bartos. Slov. 65), drž’ňič’ то же (Lamprecht. Slovn. stfedoopav. 34), н.-луж. dražniś ‘дразнить’, ‘шалить, шутить’ (Muka St. I, 198-199), польск. drażnić ‘раздражать, беспокоить, возбуждать, щекотать’, ‘выводить из себя, сердить, злить’, ‘дразнить’ (Dorosz. II, 357), русск. дразнить ‘умышленно, намеренно сердить кого, раздражать чем-либо’, диал. дразнить ‘подражать’ (Богораз 47), дражни́ть ‘дразнить’ (тамб., орл., курск., сарат., куйб., краснодар., донск., калуж., пенз., ряз., тул., моск., твер., смол., новг.), ‘именовать, называть по имени, звать’ (орл.) (Филин 8, 170), укр. дражни́ти ‘дразнить, сердить’, ‘прозывать, называть’ (Гринченко I, 440), блр. дражнíць ‘вередить’» (ЭССЯ 5, 104).

Такого же мнения придерживаются и другие этимологи: «Возможно, образовано с помощью суф. -ити, вероятно, от несохранившегося дразнь ‘дразнение’ (ср. чешcк, dražň, dražn ‘дразнение’), которое является производным с помощью суф, -знь (ср. боязнь, казнь, жизнь и т. п.) от драть (см.) — Преображенский, I, 193; Trautmann GGAnz, 1911, 249; КрЭС, 98» (ЭСРЯ 5, 182). То же у Аникина (14, 293).

Сложнее оказалось обосновать общность происхождения глаголов дразнить и дражить. «В конечном счете основа данного гл. на -iti представляет собой суффиксальное расширение древнего *dra- (и.-е. *drā-, см. *draskati)y отличного по вокализму корня от слав. *dьra(ti); уже по одному этому обстоятельству здесь не приходится говорить о новом слове. Однако детали (характер суффикса, родственные соответствия) неясны, недостаточно ясно и отношение к *drazniti (см.), в основе которого также лежит древнее *dra-» (ЭССЯ 5, 105). «Прасл. *dražiti едва ли отделимо от *drazniti, рус. дразнúть, … но отношения недостаточно ясны. Есть соображение, что *dražiti на слав. почве преобразовано по презенсу *dražǫ (если из *drazjǫ) из исходного *draziti, cм. дразнúть» (Аникин 14, 291).

В сущности, вопрос упирается в происхождение апофонии z // ž. Можно лишь осторожно предположить, что в праслав. *drazniti произошло переразложение основы *dra-zn-i-ti*dra-z-n-i-ti с выделением инфикса *n, а от новой основы *draz- был образован новый глагол *drazjom > *dražǫ  с обобщением инфинитива по форме презенса.

Несмотря на признаваемое этимологами происхождение гл. *drazniti, *dražiti от и.-е. гл. *der- // *dr̥- ‘драть’ через предполагаемую гипотетическую ступень *dra-zn-i-ti*dra-z-n-i-ti*draz-, *drazjom > *dražǫ, мы все же не считаем возможным рассматривать глаголы *drazniti, *dražiti в одной словарной статье, так как предполагаем, что разрыв гипотетических родственных связей произошел еще в дославянскую эпоху; основанием для этого служит то, что *draznь уже не имеет значения физического предмета как результата действия драть, то есть чего вроде драни (см.), обозначая эмоциональное состояние. Производные апофонического ряда *der- // *dor- // *dьr- // *dir- рассмотрены в другой словарной статье — см. «Драть».

Перейти к словарной статье...
Автор: Олеся Прокуророва
Дрём-дремл-

Перейти к древу

Дата размещения на сайте — 25 февраля 2024 года

Корень, представленный в др.-рус. языке и в современном русском алломорфами дрем- // дремл-, восходит к праслав. *drem-, продолжениями которого в других славянских языках являются: макед. дрем м.р. ‘дремота, дрёма’, сербохорв. дрȕjём ‘дремота’, ‘растение Lychnis’, словен. drȇm ‘дремота’, русск. дремá ‘наклонность ко сну, сонливость’, ‘растенье смолевка, смолянка, сон, дремучка; курячья слепота Viscaria vulgaris’, ‘Lychnis flos cuculi, хлопушка’; диал. дрéма ‘дремота’. (см.: ЭССЯ 5, 109).

Сложным является вопрос о словообразовательных отношениях между сущ. дрема и гл. дремать: что от чего образовано?

Согласно версии О.Н. Трубачева, сущ. дрема — «отглаг. производное от *drěmati» (ЭССЯ 5, 110). Эту версию поддержал и развил А.Е. Аникин, который возводит праслав. *drěm-i «к и.-е. *drēm- ‘спать’, кот. является расширением с помощью дуративного форманта -ē̆m- и.-е. *drē- (*dreh1-) откуда др.-инд. drāti 3 ед. през. ‘спит’, ni-drā́ ‘сон’. Подобный формант выделяют в прасл. *tręsǫ, *tręsti ‘трясти’ < и.-е. *tr-em(s)-, ср. лат. tremō ‘дрожу’ (ср. также лат. pr-em-ō ‘давлю, жму’, к и.-е. *per- ‘бить’). Корень в ступени редукции отражен в лат. dormiō, dormīre ‘спать’ (< и.-е. *dr̥-m-), возможно, в греч. ἔδραθον 1 ед. аор. (< *e-dr̥ -dh-) от през. δαρθάνω ‘сплю’» (Аникин 14, 331).

В отличие от этих ученых, мы полагаем, что в гл. дремать дуративным является суфф. -а-, тогда как и.-е. *m — это именной суффикс, который образует отглагольные имена, обозначающие нечто существующее само по себе: свойства или состояния, возникающие по природе вещей, а не по воле человека; ср.: лечь спать (волевое действие) и невольно задремать (не волевое состояние). Таким образом, словообразовательный процесс представляется нам в таком виде: и.-е. гл. *drē- ‘спать’ > и.-е. сущ. *drēm- ‘(невольный) сон’ > праслав. сущ. *drěm- ‘то же’ > праслав. гл. *drěmati. Более чем вероятно, что уже в праслав. эпоху произошло опрощение основы *drěm-, т. е. суфф. *m уже не осознавался как элемент словообразовательной структуры; ср. дым (см.), дума (см.).

О происхождении чередования дрем- // дрём- см. §22.

 

Перейти к словарной статье...
Автор: Елена Митюряева
Дупа

Перейти к древу

Дата размещения на сайте — 2 марта 2024 года

Согласно данным этимологии, в слове дупло выделяется исторический корень дуп- и суфф. -л-. Несвязанный корень слабо засвидетельствован в русском языке, но широко известен в других славянских языках: «Дуп, а, м. Вырытая в земле ямка, в которую вгоняют деревянный шар в игре в свинку. Новооск. Курск., 1852. Обоян. Курск.»; «Дýпа, ы, ж. Ягодицы. Великолукск. Пск., 1852. Смол.» (СРНГ 8, 258). Ср.: болг. дýпка  ‘дыра’, ‘яма, нора, логовище’, дупе ‘задница, задний проход’, макед. дупка ‘отверстие, дыра; проем’, сербохорв. стар., редк. dupka ‘дыра, яма’, словен. dúpa ‘яма, нора’, чеш. стар, doupa ‘дупло, нора’, слвц. dúpa ‘нора, пещера, дупло’, в.-луж. dира ‘углубление, дыра’, н.-луж. dира ‘дупло, углубление, яма, свищ, дыра’, польск. dupa ‘зад’, что позволяет утверждать праславянскую древность и реконструировать праформу *dupъ / *dupa, которую затем возвести к и-е. *dheu̯p(b)- / *dhou̯p(b)-; ср. гот. diups ‘глубокий’, лит. daubà ‘лощина, овраг’. (См.: ЭССЯ 4, 157-158).

Перейти к словарной статье...
Автор: Ангелина Шамина
Дуть - дух - дума - дым

Перейти к древу

Дата размещения на сайте в новой  редакции — 10 февраля 2020 года

Корень, алломорфами которого в др.-рус. языке были дъ- / ды- / ду- / до-, а в современном русском языке являются ду- // дм- // дым- // дух- // дых- // дох- // дх- // дум- // дом- // душ-,  восходит к и.-е. корню *dhŭ- (ступень редукции), *dhū- (ступень продления редукции) и *dhou- (дифтонгическая ступень), откуда др.-инд. dhūnóti ‘трясет’, dhūyáte ‘трясется’, лит. dujà ‘пылинка’, ‘изморось, туман, пар’; др.-исл. dýja трясти’, греч. θύω ‘устремляться (о ветре, о воде)’, ‘бросаться’ (см. ЭССЯ 5, 166), русск. домна (см.).

Дериватами праслав. глагольного корня *dŭ- // *dū- // *dou- стали два ряда имен, один — с суфф. *m, другой — с суфф. *s > *ch:

 

*dŭ- —  1. *дъмъ, 2. дъхъ;

*dū- —  1. дымъ,  2. дыхъ;

*dou- — 1. дума,  2. духъ.

Первый ряд имен обозначает предметы. явившиеся результатом некой природной или безличной силы: дымъ есть природное, естественное следствие огня, продукт горения; дума есть свойственный по природе человека продукт речи, говорения; о значении незафиксированного *дъмъ можно судить лишь по косвенным признакам: так на-дъм-енн-ый — это страдательное причастие прошедшего времени, означающее человека, кем-то или чем-то, сбственно, надутого, например, гордыней.

Второй ряд обозначает действия, связанные с деятельностью какого-либо субъекта, или же обозначает неякие деятельные сущности: дъхъ обозначает один «квант» дыхания живого существа, дыхъ — сам процесс дыхания, духъ — деятельное начало, движущее миром или какими-то его отдельными существами.

Перейти к словарной статье...
Автор: Александр Камчатнов
Дóхну - дóхнуть

Перейти к древу

Дó/х/н/у, -ешьдó/х/ну/ть < дохъну — дохънути гл. От основы дъх/ъ. СО — суффиксальный, суфф. -ну- / -н- со значением инхоативного способа действия (см. §50.12); выражению этого значения служит также, вероятно, накоренное ударение.

Перейти к словарной статье...
Автор: Александр Камчатнов
Дебелеть - дебелею

Перейти к древу

Деб/ел/е/ть деб/ел/е/j/у, -ешь гл. неперех. От основы дебел/ый. СО — суффиксальный, суфф. -е- < ѣ со значением инхоативного способа действия (см. §50.12). 

Перейти к словарной статье...
Автор: Елизавета Аладьина
Дебелость

Перейти к древу

Деб/ел/ост/ь, -и с. ж. От основы дебел/ый. СО — суффиксальный, суффикс -ость со значением отвлеченного качества.

Перейти к словарной статье...
Автор: Елизавета Аладьина
Дебелый

Перейти к древу

Деб/ел/ый, -ая, -ое прил. От прасл. основы *deb-. СО — суффиксальный, суфф. *-еl’- со значением ʻявление, характеризующееся действием, названным производящей основойʼ (ср. гибель, капель, купель, метель) (см.: ЭССЯ 4, 201-202). Изменение *dob- в *deb- вследствие ассимиляции (см.: ЭССЯ 4, 202; Черных 1, 258).

Перейти к словарной статье...
Автор: Елизавета Аладьина
Дебельство

Перейти к древу

Деб/ель/ств/о, -а с. ср. От основы дебел/ый. СО — суффиксальный, суфф. -ств- < ьств с собирательным значением и, метонимически, со значением состояния. 

Перейти к словарной статье...
Автор: Елизавета Аладьина
Дева

Перейти к древу

Де/в/а, -ы с. ж. От основы *dhoi̯- при помощи суффикса *v: *dhoi̯-v (о монофтонгизации дифтонга *oi см. §14), «где корень восходит к и.-е. *dhe(i̯)- ‘кормить грудью’, а -v- — суффикс именного производного, кот. было, как справедливо полагают, прилаг-ным (ср. полные, местоим. формы вроде цслав. дѣвая, выше). В вопросе семантики и грамм. залога этого отглаг. прилаг-ного мнения расходятся. Мы реконструируем древнее знач. ‘кормящая, способная кормить (грудью)’. <…> Форма -v- может указывать на потенцию, способность, ср. *pivo (: *piti) ‘пригодное для питья’. Слово *va — праслав. инновация, не имеющая полных словообразовательных соответствий в других и.-е. языках» (ЭССЯ 5, 18). В русском языке произошли деэтимологизация и опрощение основы: де-в-а → дев-а, хотя древнее значение еще «мерцает» в производных: молодых незамужних женщин называют девушками именно потому, что они еще не кормят, но потенциально уже способны стать матерями и кормить младенцев грудью.

Перейти к словарной статье...
Автор: Александр Камчатнов