3.Префикс БЕЗ- / БЕЗО- / БЕС-

Префикс БЕЗ-­ / БЕЗО- / БЕС-

√ Предлог-приставка без восходит к праслав. форме *bez(ъ), имеющей продолжение во всех славянских языках и родственной ряду древнеиндийских, персидских и балтийский слов. Если сравнить эти родственные формы «в семантическом и функциональном отношении, то на одном полюсе находится полнозначное наречие ‘снаружи, вне’ (др.-инд.), а на другом — служебное слово-отрицание ‘без’, также в составе именных сложений (слав., балт.). Типологически очевидно, что наиболее древнее состояние представлено в др.-инд., а наиболее продвинутое, позднее состояние — в слав. и балт., где мы имеем служебную проклитику, уже не знающую самостоятельного употребления» (ЭССЯ 2, 8). Именно достаточной древностью этого проклитического употребления нужно объяснять сохранение конечного согласного в слав. bez, поскольку возникавшее на грани bez и последующей морфемы или последующего слова звукосочетание z + звонкий, s + глухой исключительно устойчиво» (Там же).

Вариант *bezъ, рефлексами которой являются русск. безо-, сербохорв. беза-, чеш., польск. beze-, следует признать славянской инновацией, поэтому ст.-сл. «примеры употребления данного предлога и приставки без -ъ справедливо принято считать архаичными. <…> Наличие предлога-приставки с абсолютным исходом на согласный в праслав. нисколько не противоречит общепраслав. тенденции открытого слога. Как и в других подобных случаях, слогораздел здесь проходил перед группой согласных (-z предлога + согласное начало след. слова)» (ЭССЯ 2, 9).

Употребление праслав. *bez как проклитики объясняет особенности вокализма этой приставки в «отдельных слав. языках, например, отсутствие перехода е > о в польск. и русск.» (ЭССЯ 2, 10). 

Замечательной чертой слав. *bez является исключительно приименный характер этой приставки, которая в этом смысле противостоит глагольно-именному отрицанию ne. (См. там же).

Переходя к вопросам словообразования, следует отметить, что живой, продуктивный и прозрачный характер сложений типа бахуврих не «должен безоговорочно служить аргументом против древности самого образования. Правда, живой характер словообразовательной модели делает ее более доступной иноязычным влияниям, с чем также необходимо считаться» (ЭССЯ 2, 11).

Говоря отвлеченно, адъективы типа *bezstudъ, *bezumъ являются более древними по сравнению с суффиксальными образованиями типа *bezstudьnъjь, *bezumьnъjь, однако реальное историческое существование бессуффиксных прилагательных проблематично и должно выясняться в каждом конкретном случае. Иначе говоря, исторически могли иметь место две модели:

1) ум/ъ > без/ум/ъ > без/ум/ьн/ъ, -а, -о; -ый, -ая, -ое;

2) ум/ъ > без/ум/ьн/ъ, -а, -о; -ый, ая, ое.

«Хотя возможность одновременного префиксально-суффиксального словопроизводства прилаг-ных но модели ‘bez + основа + -ьnъ-’ непосредственно от существительного вполне допустима, тем не менее, наличие формы ‘bez- + основа + -ьnъ-’ обычно сигнализирует предыдущее наличие более старой формы без -ьn-» (ЭССЯ 2, 13).

Последнее замечание касается семантического развития сложений с приставкой без-: как правило, отношения между производящим словом и производным остаются привативными (нога > безногий) и лишь в очень немногих случаях имеет место дальнейшее семантическое словообразование, например:

безотвѣтный1 ‘не имеющий возможности ответить’ > безотвѣтный2 ‘не смеющий противоречить, робкий, смиренный’;

безочьный1 ‘не имеющий глаз’ > безочьный2 ‘бесчинный, бесстыдный’.

Приставка без- участвует в образовании имен существительных от имен существительных и в зависимости от значения производящей основы выражает следующие типичные значения:

а) ‘не имеющий того, характеризующийся отсутствием того, что названо производящей основой’:

нога без-ногий, крыло → бес-крылый;

б) ‘отсутствие того или противоположность тому, что названо производящей основой’:

действиебез-действие, порядок → бес-порядок.

в) ‘обозначение признака, противоположного тому, который назван производящей основой’:

застенчивый → без-застенчивый, относительный → без-относительный.

Автор: Александр Камчатнов