А-ВА

Суффикс А ВА.

В системе глагола суффикс *а — это и.-е. наследие, древний «аористный» суффикс, от которого образовывались разные славянские формы прошедшего времени — аорист, имперфект, перфект, причастие прошедшего времени, а также инфинитив, что понятно: если инфинитив — это отглагольное имя, то он обозначает «застывшее» действие, дело, вещь, эргон.

В праславянском языке суфф. *а имел значение отвлеченно-длительного способа действия: сравним *let-ѣ-ti и *lѣt-a-ti и заметим, что значение неопределенного отвлеченно-длительного способа действия выражается не только суффиксом, но и удлинением гласного корня: «Суффикс *-а- заключается в обычных славянских образованиях многократного вида с долгой корневой гласной: др.-сл.- гнѣтати ‘давить’ при гнетѫ»(Мейе 1938, 225). Эта группа глагольных форм была совершенно независима от форм презенса. Соотносимые с ними формы презенса могли образовываться от разных основ: от основы 1-го класса — при зъва-ти зову, зовеши, зовуть; от основы 3-го класса — при писа-ти пишу, пишеши, пишуть; от основы 4-го класса — при съпа-ти съплю, съпиши, съпить.

В историческую эпоху с этим суффиксом сблизился и функционально с ним объединился суффикс а после переразложения в формах имперфекта. Например, пин-ахъ, пин-аше — это формы др.-русск. имперфекта, в которых изначально значение отвлеченно-длительного способа действия выражалось долготой корневого гласного: *pīnaachъ > pinaсhъ = пинахъ. В связи с развитием категории вида имперфект как таковой утрачивается, а в его основе происходит переразложение: пин-ахъ > пина-хъ; основа пина- переосмысляется как основа, суффикс которой а также выражает значение отвлеченно-длительного способа действия;  к этой основе присоединяется регулярный суфф. основы настоящего времени 3-го класса *je/*jo: так возникают новые формы презенса пинаю, -еши с инфинитивом пинати; к этой же новой основе пина- присоединяется суфф. 2-го причастия прошедшего времени пина-лъ. Теперь суфф. а представлен уже не только в формах прошедшего, но и в формах настоящего времени.

Алломорфом  дуративного  суффикса  а  является  суфф. ва, происхождение которого не вполне ясно. Можно предложить три версии.

1) Суфф. ва возник вследствие переразложения в глаголах бывать, давать. Изложение этой точки зрения находим в статье (Schmalstieg 1956).

В случае с byvati ‘быть, становиться’ и myvati ‘мыть’ мы имеем дело с итеративно-дуративными формами глагола, которые кажутся нам подобными морфологическим формам других итеративно-дуративных глаголов, таких, как  u-mirati ‘умирать’, na-ricati ‘называть’, pri-zyvati ‘призывать’ и т. д., то есть продленной ступени корневого гласного с суффиксом а. В этих случаях продление корневой гласной кажется полностью аналогичным в славянском языке таким словам, как u-mirati, в котором -i- является продленной ступенью -ĭ-, восходящего к сочетанию -ĭr- из и.-е. *.

В глаголах типа byvati мы можем представить такие последовательные стадии:

1) Суфф. -ва- возник вследствие переразложения в глаголах бывать, давать. Изложение этой точки зрения находим в статье (Schmalstieg 1956).

В случае с byvati ‘быть, становиться’ и myvati ‘мыть’ мы имеем дело с итеративно-дуративными формами глагола, которые кажутся нам подобными морфологическим формам других итеративно-дуративных глаголов, таких, как  u-mirati ‘умирать’, na-ricati ‘называть’, pri-zyvati ‘призывать’ и т. д., то есть продленной ступени корневого гласного с суффиксом -а. В этих случаях продление корневой гласной кажется полностью аналогичным в славянском языке таким словам, как u-mirati, в котором -i- является продленной ступенью -ĭ-, восходящего к сочетанию -ĭr- из и.-е. *.

В глаголах типа byvati мы можем представить такие последовательные стадии:

 

(1) *bhuH+C

(2) *bū+С

Вокальный                    Консонантный

 суффикс                          суффикс

(1) *bhuH+C%               (2) *bū+С

(3a) *buv+a                    (3b) *bū+tei

(4a) byv+a                      (4bby+ti

От ступени (1) к ступени (2) предполагается фонологический переход, то есть продление гласного после утраты ларингала. Когда /ū/ оказывается перед вокальным суффиксом, он приобретает вид -uv-, что мы видим на ступени (3а). В общем, ступени (3а) и (3b) — одновременны; это же верно и для ступеней (4а) и (4b). Переход от (3b) к (4b) носит ожидаемый фонологический результат, но и переход от (3а) к (4а) аналогичен, то есть продление корневого гласного оказывается морфологическим маркером итеративности–дуративности глаголов в праславянском языке.

Начиная с этого случая установившегося чередования между (за)быти и (за)бывати в праславянском можно усматривать суффикс ва вместо а.

Второй источник суффикса ва — это неапофоническое чередование с фонемой /о/ в индоевропейском. Это чередование имеет источником различные рефлексы сочетания *-eHw : /о/ перед согласным, aw перед гласным. В терминах компонентного анализа, ларингал /Hw/ оставляет след в виде лабиализации в фонеме /ō/ и в фонеме /v/ в -āw. В обоих случаях предшествующий гласный был продленным и ларингал терял свою фонематическую сущность.

Можно предполагать, что старославянский глагол давати происходит из и.-е. корня *deHw. Когда к нему присоединялся консонантный суффикс, мы имели *dō-C как закономерный фонологический результат; когда же присоединялся вокальный суффикс, получался *dāv-V. На данном этапе чередование фонемы /ō/ с сочетанием -aw может восприниматься как морфонологическое средство. Однако позже, когда фонемы */ā/ и */ō/ совпадут в славянской фонеме /а/, чередование в паре datidavati принимает вид ноль звука // v, а в морфемном отношении слова членились сначала так: сначала da+ti и dav+a+ti, потом, после возвращения к единообразному корню и переразложения, da+ti и da+va+ti.

Эти периоды можно выразить в такой схеме:

Вокальный            Консонантный

суффикс                  суффикс

(1) *deHw-eH         *deHw-tei

(2) *dāw-ā              *dō-tei

(3)  dāv-ā (dā-vā)   dā-ti.

После переразложения бы-ва-ти, да-ва-ти, сопровождавшегося продлением корневого гласного как маркера дуративности-итеративности, суффикс ва по аналогии стал «работать» при образовании дуративов от основ на гласный: дѣ-ва-ти, (в)ста-ва-ти, (за)ду-ва-ти и пр.,  тогда  как  от основ на согласный «работал» суфф. а: пад-а-ти, зъв-а-ти, плев-а-ти и пр. Таким образом, имеет место дополнительное распределение алломорфов а и ва.

2) Суфф. ва возник вследствие опрощения из «суммы» двух суффиксов: суфф. причастия в и суфф. дуратива а: да-ти → да-в-а-ти → да-ва-ти. Сильная сторона этой гипотезы в том, что этот процесс захватывает все глаголы с основой на гласный, но в этом же заключается ее уязвимость: если «причастный» этап в данной словообразовательной модели необходим, то почему он имеет место только в основах на гласный, а в основах на согласный его нет? Почему нет: *pad-ti > *pad-ŭs > *падъ-а-ти > *падвати?   Еще одно слабое место этой гипотезы состоит в следующем. Согласно этой версии, словообразование, например, от глагола бить шло так: би-ти > би-в-ъ > би-в-а-ти > би-ва-ти > в-би-ва-ти, вы-би-ва-ти, раз-би-ва-ти, у-би-ва-ти и др. приставочные. Однако тут часто бывает хронологическая нестыковка, так как, например, ожидаемый бесприставочный итератив *крывати в текстах отсутствует, а известны лишь производные от приставочных глаголов типа раскрыть > раскрывать; поэтому логичнее видеть здесь другую словообразовательную модель: крыть > раскрыть > раскрывать с тем самым суффиксом ва, который происходит из бы-ва-ти; причастие раскрыв в эпоху сложившихся парадигматических отношений в составе единого глагольного слова уже не было способно стать производящим для итератива раскрывать. В связи с этим приставочные производные не могут объяснить происхождения суфф. ва и доказательной силы не имеют.

3) Звук -v-, согласно точке зрения О. Н. Трубачева, является чисто фонетической протезой, то есть «играет роль элемента, устраняющего зияние (*by-ati), и к корню не относится (в противном случае ожидалось бы -y- > ъv в гетеросиллабической позиции)». По мнению О. Н. Трубачева, «вряд ли верно считать *byvati удлинением закономерного *bŭv- в глаголе на -ati» (ЭССЯ 3, 158), как полагал В. Р. Шмальштиг (см. выше п.1). Эту точку зрения можно отнести к промежуточной между первой и второй: так же, как в первой, -в- лишается первоначального особого морфемного статуса и объясняется фонетически, но так же, как во второй, корень и межморфемная граница после него остаются неизменными.

Как бы то ни было, суфф. ва получил значение отвлеченно-длительного способа действия в глаголах с основой  на гласный: дѣ-ть > дѣ-ва-ть, би-ть > би-ва-ть, претерп-ѣ-ть > претерп-ѣ-ва-ть, ст.-сл. коньч-а-ти – коньч-а-ва-ти, откры-ть > откры-ва-ть, обезлѣс-и-ть – обезлѣс-и-ва-ть; в последнем случае «работают» два суффикса и и ва.

 

 

Автор: Александр Камчатнов