Основообразующие элементы имен

Основообразующие элементы имен

В индоевропейском праязыке основы большинства имен существительных образовывались путем присоединения к корню некоего тематического, или основообразующего элемента: *ā (*vod), *ŏ (*plodŏ-s), *ŭ (*sūn-ŭ-s), *ĭ (*gost-ĭ-s), *ū (*leub-ū-s), *n/*men (*kamy - kamenь) *r (*māt-er), *s (*slou-os), *ent (*osĭlent). В праславянском языке эти элементы или утратились, или превратились в том или ином виде вследствие переразложения в окончания, или стали частью суффикса.

1. Основа на *ā.

«Основы на -ā сформировались в поздний период истории индоевропейского праязыка, в период, когда род стал активным фактором грамматической системы» (Бернштейн 2, 303). Первоначально все имена существительные склонения на *ā принадлежали к женскому роду, лишь впоследствии некоторые слова перешли в мужской род; возможно, это было связано с тем, что эти слова обозначали лиц мужского пола: воевода, слуга, юноша, старейшина, пьяница, убийца. Этот тип склонения пополнялся за счет развития имен отвлеченного действия и отвлеченного качества, а также имен существительных общего рода, большинство из которых обладает повышенной экспрессивностью (обжора, тихоня, непоседа). «На ступени редукции основообразующий элемент  закономерно представлял -ī, который был известен в праславянском в основах на -yn’ī (blagyn’ī), в образованиях женского рода типа oldĭī, mьlnĭī, в аналогичных по структуре именах мужского рода типа dĭī, в причастиях женского рода, в числительном tysętjęī. Кроме того,  было известно в основах nomina attributiva жен. р. — ѵьlčī ‘терзающая’ позже ‘волчица’, děvī ‘кормящая грудью’ позже ‘дева’', čьrnī, jagodalěѵī rǫka и т. д.» (Бернштейн 2, 303).

Мягкая разновидность этого типа склонения формировалась двумя путями.Частью это было индоевропейское наследие (pritŭkjā > притъча). Частью это был переход слов из склонения на *ĭ в склонение на *ā (*zemĭs > *zemĭā > *zemjā > земля). Этим объясняется наличие таких дублетов, как ложь и простореч. лжажизнь и диал. жизнявонь и цсл. воняпесня и устар. пѣснь, сушь и суша, мысль и простореч. мысля.

2. Основа на 

В индоевропейском праязыке к основе на *ŏ принадлежали слова мужского и среднего рода. В праславянском основы на *ŏ и *jŏ поглотили другие основы и стали, наряду с основой на *ā, *jā самыми продуктивными моделями для образования новых слов. В результате переразложения из соединения основообразующего элемента *ŏ и индоевропейского суффикса *k возник суффикс -окъ (м. р.), -ока (ж. р.), -око (ср. р.).

В основы на *ŏ входят имена с суффиксом -ак / -ач.

В результате переразложения из соединения основообразующего элемента *ā и индоевропейского суффикса *k возник суффикс -акъ (м. р.: *ryb-ā-k-ŏ-s > рыб-ак-ъ), -ака (ж. р.), -ако (ср. р.). В дальнейшем суффикс -ак- вышел за пределы основ на *āмор-як-ъ, прост-ак-ъ, горн-як-ъ. Как видно из примеров, этот суффикс образует агентивные имена от именных основ.

В основах на *jŏ из сочетания тематического элемента  *ā и и.-е. суффикса *k возник суффикс –ач: *tŭk-ā-k-jŏ-s > tъk-ač-ь = тъкачь > ткач; kj > č по йотовой палатализации (§11). Этот суффикс образует агентивные имена от глагольных основ. В дальнейшем древнее распределение суффиксов было нарушено и суффикс -ач- встречается в образованиях от именных основ: силач. Суффиксы -ак- и -ач- образуют от именных и глагольных основ имена со значением лица или предмета по признаку или действию.

3. Основа на 

В индоевропейском праязыке к основе на *ŭ принадлежали слова всех трех родов, но в праславянском известны только слова мужского рода.  При склонении имело место чередование *ŭ / *ou̯: И. п. ед. ч. *domŭs / Р. п. ед. ч. *domou̯s / Д. п. мн. ч. *domou̯i > домъ / дому / домови. К склонению на *ŭ принадлежало немного слов; достоверно это можно сказать о словах сын, дом, мед, верх, вол, пол; есть также веские основания относить к этому типу склонения такие слова, как: бобр, бор, ил, терн, чин (см: Бернштейн 2, 247-249).

4. Основа на *ĭ 

К и.-е. основе на *ĭ принадлежит довольно большое количество слов. В и.-е. языке они принадлежали ко всем трем родам, в праславянском в основном к женскому роду и, отчасти, к мужскому, из-за чего впоследствии наблюдается переход слов из одного рода в другой, а также различия в родовой принадлежности слова в разных славянских языках и даже в разных диалектах одного языка (например, русск. литературное путь и диалектное путя).

Тематически слова этого типа склонения относятся к разным группам; это:

а) термины родства — тесть, зять, деверь, челядь, дети;

б) анатомические термины — кость, гортань, ноготь, ноздри, локоть, ладонь, горсть, кисть, пясть, грудь, челюсть, сердце, печень, голень, пасть;

в) названия животных — зверь, медведь, вепрь, рысь, лось, мышь, выпь, неясыть, гусь, кокошь, голубь, моль, лосось, язь, карась;

г) названия растений — груздь, рожь, желудь, озимь;

д) названия минералов и металлов — соль, угль, медь, ртуть;

е) названия построек и их частей — дверь, жердь, клеть, гвоздь, ось, сеть, нить;

ж) отвлеченная лексика, особенно с суфф. -зн- и -ост’- — болезнь, боязнь, жизнь, хитрость.

К этой основе примкнули и некоторые заимствования праславянского периода: деготь, сельдь.

Основообразующий суффикс *ĭ в некоторых грамматических позициях чередовался с алломорфом *ei: И. п. ед. ч. *kostĭs кость — Р. п. ед. ч. *kóstei > кóсти. В корнях с конечным заднеязычным перед *ĭ происходила 1-я палатализация: *lъgĭs > lъžь = лъжь, *pektĭs > pečь = печь.

Почти все слова мужского рода склонения на *ĭ перешли в склонение на *jŏ; слово м. р. путь лишь частично перешло в склонение на *jŏ: ср.: путь, пути, но путем, а не *путью; в школьных учебниках это слово называют разносклоняемым.

Некоторые слова с суфф. *ĭ утратились, а их корень сохранился лишь в деминутивах: *sьrdь (сердце), *ovь (овца), *borь (борьба).

Большинство слов склонения на *ĭ  образованы от корней, обозначающих вещи, то есть от именных основ (гость, кость, ночь, зверь и др.), но есть слова, образованные от корней,  обозначающих действие, то есть глагольных основ (дань, мочьмощь, ложь, тать < таить), и слова, образованные от прилагательных (голь).

Большинство слов склонения на *ĭ являются суффиксальными образованиями. Основными суффиксами являлись:

*t – память, смерть, месть, лесть, пасть, печь, страсть, весть, зависть, пажить;

*n – дань, сень, казнь;

*sn – баснь и басня, песнь и песня;

*zn – жизнь, боязнь, приязнь, болезнь;

*l – купель, обитель, гибель, свирель, печаль, скрижаль;

*sl – гусли, ясли;

*ostь – слабость, радость, мудрость, старость.

5. Основа на 

Индоевропейская основа имен на *ū хорошо сохранилась в праславянском, где  закономерно ū > y/ъv. К этой основе относились праславянские слова, в которых значение темы вырисовывается более или менее ясно: это идея женского начала (свекровь, любовь, смоква, ст.-сл. неплоды).

К этому же типу основ принадлежали некоторые древние праславянские заимствования из германских языков (церковь).

К этой же основе принадлежали слова типа рабыни (< *orbyni), в которых суффикс -ыни представляет собой контаминацию тематического элемента ū и суффикса женского рода -ni (см. Бернштейн 2, 221).

6. Основа на *n /*men

Праславянская основа на *n/*men продолжает и.-е. суфф. *men / *mn / *mo, о значении которого Э. Бенвенист писал, что «слова с этим суффиксом относятся к сфере субъекта и обозначают действие, в котором участвует данное лицо, состояние, в котором это лицо находится, процесс, с которым оно связано; эти слова обнаруживают особое свойство хорошо выражать понятия “медиального” характера» (Бенвенист 2004, 149). В то же время многочисленные чередования и.-е. суффиксов *men / *mer и *men / *uer свидетельствуют о составном характере суффикса *men из суффиксов *mo и *no (см. Окупщиков 2005, 53).

И.-е. имена с основой на *n имели в праславянском разную судьбу: одни продолжили существование в этом типе склонения, другие перешли в иные типы склонения и, напротив, многие имена из других типов могли получить суффикс *n / *men по аналогии в более позднее, уже не праславянское время (см. Бернштейн 2, 166-167). Поэтому установление принадлежности имен к праславянскому типу на *n / *men представляет значительные сложности. «В своем подавляющем большинстве праславянские основы на -n (-men) не имеют индоевропейских соответствий. Они создавались на праславянской почве, а некоторые из них уже после распада праславянского языка» (Бернштейн 2, 189); здесь эта основа была весьма продуктивной.

Согласно Бернштейну, древние и.-е. основы на *n пережили следующую эволюцию: a) *kamon > b) *kamun > c) *kamun-s > d) *kamūns > ekamy камы.

а – И. п. ед. ч. с нулевой флексией;

b – лабиализация -о > u;

c – появление флексии И. п. ед. ч. -s под влиянием склонений на *ŏ,  *ŭ, *ĭ м. р.;

d – развитие вторичной долготы u >  ū;

e – в праславянскую эпоху вследствие действия закона восходящей звучности конечные согласные отпадают, а ū > y (ы).

Следует иметь в виду, что проникновение флексии -s происходило не во всех диалектах праславянского: в кашубском, сербохорватском, болгарском процесс был таким: a) *kamon > b) *kamun > c) *kamъ, что хорошо подтверждается такими болгарскими деминутивами, как камъкъ, кремъкъ, ремъкъ. Суффикс -он имел несколько огласовок: он / ен / ѣн / ьн. Огласовка -ен, по-видимому, отражает древний аблаут; она имеет место в И. п. мн. и дв. ч и во всех косвенных падежах: камы – камене – камени  и проч. После падения редуцированных ен > ѣн, т. н. «новый ять», который впоследствии по разным русским говорам перешел в е или и: влрус. камень – млрус. каминь.

В силу известного перехода e >  появилась огласовка знамён, племён. Чередование с беглым гласным камень – камня и т. п. объясняется действием аналогии под влиянием других типов склонения; ср. день - дня.

Огласовки ѣн и ьн встречаются в старославянском языке в позиции не конца слова: младѣньць, камѣнъ, младьньць.

В праславянском языке огласовка en в атрибутивных образованиях осложнялась j: *gordjen > гражданегорожане. Суффикс -men в основах среднего рода представлен в русском языке десятью словами: бремя, время, вымя, знамя, имя, пламя, племя, семя, стремя, темя.

7. Основа на *-ent

Основы на *-ent > *-ęt не восходят к и.-е. языку, они образовались на праславянской почве, чем объясняется тот факт, что они не сформировали своей особой словоизменительной парадигмы и примыкают в этом отношении к основам на *-n или *-sУсловием принадлежности слова к данной группе является «являлись не происхождение, даже не структура, а семантический признак» (Бернштейн 2, 198). «Основы на -ęt представляют собою расширение старых основ на -en детерминативом tкоторый в данном случае выполнял функции уменьшительного суффикса» (Бернштейн 2, 198). Суффикс -t индоевропейского происхождения обнаруживается во многих именных образованиях: высота, лопата, живот, перст, копыто и др. На базе «уменьшительного значения основы на -ęt приобрели специальное значение: они стали служить для названий детенышей домашних и диких животных, птенцов, детей, для неполноправных членов коллектива» (Бернштейн 2, 199).

Основы на -ęt устойчивы в формах мн. ч.: телята, жеребята, ослята, поросята. В др.-русск. языке число образований с оновой -ęt уже весьма велико: ягня, близня, козьля, къняжя, куря, лися, пься, овьчя, осьля, свиня, теля, утя и мн. др. Однако с XVI века они быстро вытесняются образованиями с суффиксом -онок / -онка.

Этот праславянский суффикс имел разговорную окраску, поэтому еще в XVIII веке в высоком стиле употреблялись образования с суфф. –ęt: жрѣбя. Суфф. -онок был хорошо известен с древнейших времен на русском Севере, откуда распространился на весь русский язык.

8. Основа на *r

Имена с и.-е. суффиксом *r образовывали группу терминов родства. В и.-е. языке эти основы могли быть женского, мужского и среднего рода, причем в именах среднего рода при склонении *r чередовался с *n, то есть эти имена относились к особому гетероклитическому типу склонения.

В праславянском языке существовали две старые основы на *r - *mati - matere и *dъkti - *dъktere; ст.-сл. мати – матередъщи – дъщере, др.-рус. мати – матередъчи – дъчере > русск. дочь – дочери. К этой же основе относятся: брат, сестра, деверь, шурин, а также числительное четыре. Основообразующий элемент *r еще в дославянский период стал выполнять роль суффикса с предметным значением (см. суфф. -р-).

9. Основа на *s

И.-е. основы на -s/-os/-es в праславянском представлены только словами среднего рода: слово / словес-, небо / небес-, око / очес-, чудо / чудес- и т. д. Этот тип малопродуктивен. Основы на -s в литературном языке часто несут «повышенную экспрессивную окраску, употребляются в ироническом смысле, выполняют функцию увеличительных суффиксов и т. д. В этом отношении достаточно сослаться на русск. словеса или телеса» (Бернштейн 2, 163).