Параграфы 12-22

§12. Закон внутрислоговой восходящей звучности.

§13. Утрата конечных согласных.

§14. Разрушение дифтонгов.

§15. Вторая палатализация заднеязычных согласных.

§16. Разрушение дифтонгических сочетаний с носовыми.

§17. Третья палатализация заднеязычных согласных.

§18. Разрушение дифтонгических сочетаний с плавными.

§19. Изменения сочетаний редуцированных с плавными.

§20. Упрощение групп согласных.

§21. Падение редуцированных Ъ и Ь.

§22. Переход Е в О.

§12. Закон внутрислоговой восходящей звучности

Вторая тенденция называется законом внутрислоговой восходящей звучности. В и-е. праязыке слоги могли быть как открытыми, так и закрытыми. Закон восходящей звучности потребовал, чтобы все слоги стали открытыми. Если звучность глухих фрикативных согласных принять за 1, то различие по степени звучности между звуками будет выглядеть следующим образом:

1

2

3

4

5

6

глухие фрикативные согласные 

глухие смычные согласные

звонкие согласные

носовые сонорные согласные

плавные согласные и [в]

гласные звуки

Закон восходящей (возрастающей) звучности, иначе называемый законом открытого слога, означал, что в пределах слога менее звучный звук всегда предшествовал более звучному.

Открытые слоги, унаследованные из и.-е. праязыка, так и остались открытыми и никаких изменений не претерпели; закрытые же слоги стали раскрываться, причем в зависимости от положения слога в слове и от образующих слог звуков это раскрытие происходило по-разному.

 

§13. Утрата конечных согласных

Одним из проявлений закона открытого слога была утрата конечных согласных. Если закрытый слог был последним в слове, то его раскрытие заключалось в том, что последний согласный отпадал, утрачивался. Например:

праслав. *gostĭ­­‑s > ст.-сл., др.-рус. гость; ср. лат. hostis;

праслав. *plodŏ-s > *plodŭ-s > ст.-сл., др.-рус. плодъ;

праслав. 1 л. ед. ч. аориста *padŏ-n > *padŭ-n > ст.-сл., др.-рус. падъ;

праслав. 3 л. ед. ч. аориста *padĕ-t > ст.-сл., др.-рус. паде.

 

§14. Разрушение дифтонгов

В дифтонгах первый элемент является слоговым, а второй — неслоговым, при этом слоговой элемент является более звучным, чем неслоговой. В силу этого дифтонги противоречили принципу восходящей звучности и потому подверглись разрушению. Раскрытие слогов с дифтонгами происходило двумя путями — в зависимости от позиции дифтонга.

В положении перед гласными звуками неслоговой гласный превращался в согласный (* > *j, * > *v) и отходил к следующему слогу: *kāi̥‑a‑tei ‘мстить’ > ka‑ja‑ti = ст.-сл., др.-рус. каяти;

*kou̥‑a‑tei > ko‑va‑ti = ст.-сл., др.-рус. ковати.

В положении перед согласными и в абсолютном конце слова дифтонги монофтонгизировались, то есть превращались в обычные гласные фонемы:

и.-е. *ōi̥, *āi̥ > ě (э);

и.-е. *ŏ, *ăi̥ > i (и);

и.-е. *ei̥ > i (и);

и.-е. *ou̥, *au̥ > (y); и.-е. *eu̥ > ju (ю).

 

Примеры:

и.-е. *kwōi‑na > праслав. *kě-na; ср. лит. kaina ‘возмездие, цена’;

и.-е. *kоu̥‑jam > праслав. *ku-jam;

и.-е. *pōi̥‑etъ > pojetъ = ст.-сл. поpтъ, но и.-е. *pōi̥‑snь > pě‑snь = ст.-сл., др.-рус. пэснь;

и.-е. *na stŏ-lŏi > na stolě = на столэ, *stŏ-lŏi (им. п. мн. ч.) > sto-li = столи;

и.-е. *ei‑dŏs > праслав. *vei-dŭs (звук [v] является протезой, возникшей под влиянием закона восходящей звучности, чтобы звучность в слоге возрастала) > *vei-dъ > vidъ = видъ;

и.-е. *slou̥‑tei > slu-ti = слути ‘быть известным’, но *slou̥‑os > slo-vo = слово.

Вследствие разрушения дифтонгов возникли новые, собственно славянские чередования в корнях: oj / ě, aj / ě, ov / uei i (пою – пѣсня, ковать – кую, пей – пить, каяться – цѣна и др.).

 

§15. Вторая палатализация заднеязычных согласных

После преобразования дифтонгов и возникновения новых гласных переднего ряда ě и i (э и и) сочетания заднеязычных согласных с новыми гласными переднего ряда стали нарушать закон внутрислогового сингармонизма и подверглись второй палатализации, с другими результатами. В положении перед этими гласными:

праслав. *k > (ц): праслав. *kěna > ст.-сл., др.-рус. цэна;

праслав. *g > dz’ (s): и.-е. *mogoite > праслав. mogěte > ст.-сл. modz’ěte = моsэте (2 л. мн. ч. повелит. накл.);

и.-е. *nogoi > праслав. *nogě > ст.-сл. nodzě = ноsэ (Дат.-Мест. п. ед. ч. ж. р.);

праслав. *ch > s: и.-е. *dou̥choi̥ > праслав. *duchi > ст.-сл, др.-рус. dusi = дуси (мн. ч. м. р.).

В южно- и восточнославянском диалектах праславянского языка второй палатализации подверглись также сочетания *kv cv, *gv > zv*chv > sv:

праслав. *kvoitos > *květŭ > cvětъ = цвэтъ;

праслав. *gvoizda > *gvězda > dzvězda = sвэзда;

праслав. *vl˳chvoi > * vl˳chvi > ст.-сл. vl˳svi = влъсви, др.-рус. lsvi = вълсви (Им. п. мн. ч.).

Сравним с. польск. kwiat, gwiazda, чеш. kvet, hvezda — в западно-славянском диалекте праславянского языка 2-ой палатализации не было.

 

§16. Разрушение дифтонгических сочетаний с носовыми сонорными

Дифтонгические сочетания с носовыми сонорными образовывали закрытый слог, поэтому он под воздействием закона открытого слога раскрывался путем превращения этих сочетаний в носовые (назальные) фонемы, а именно: 

сочетания с гласными переднего ряда *en, *em, *in, *im > ę (ѧ);

сочетания с гласными непереднего ряда *on, *om, *un, *um, *an, *am > ǫ (ѫ).

Впоследствии все славянские языки, за исключением польского, утратили носовые гласные, но по-разному. В русском языке ę (ѧ) > a, ǫ (ѫ) > у. Однако буквы «юс малый» и «юс большой» по традиции долгое время употреблялись в древнерусской письменности, затем буква ѫ была утрачена, а буква ѧ трансформировалась в современную букву я.

Примеры:

праслав. *sven-tŏs > svętъ = ст.-сл., свѧтъ, др.-рус. святъ, русск. свят; ср. польск. święty ‘святой, священный’;

праслав. *men-tei / *mon-ka > męti / mǫka = ст.-сл. мѧти / м©ка, др.-рус. мяти мука, русск. мять / мука; ср. польск. miętosić ‘мять, комкать’ / ka ‘мука’;

праслав. *zom-bŏ-s > zǫbъ = ст.-сл. з©бъ, др.-рус. зубъ, русск. зуб; ср. польск. ząb ‘зуб’.

И.-е. слоговые сонорные *n˳, *m˳ после их вокализации (§6) в *in, *im в закрытом слоге преобразовывались в носовую фонему <ę>, например:

и.-е. *pō-m˳ntis > праслав. *pa-min-ti-s > pamętь = ст.-сл. памѧть, др.-рус. память, русск. память; ср. лат. mens ‘ум, мышление’, польск. pamięć ‘память’;

и-е. *km˳stos >  *kim-sto-s > *čimstŭ > čęstъ = ст.-сл. чѧстъ, др.-рус. чястъ, русск. част(ый); ср. польск. częsty ‘частый’;

и.-е. *dek’m˳tis > праслав. *de-sim-ti-s (k’ > s в языках сатэмсм§5) > decętь = ст.-сл. десѧть, др.-рус. десять, рус. десять; ср. польск. dziesięć ‘десять’.

Вследствие преобразования дифтонгических сочетаний в носовые гласные фонемы возникли новые типы собственно славянских чередований: ст.-сл. он / ©   (звонъ – зв©къ), ин, им / ѧ (поминати – памѧтьсъжимати – жѧти), ѧ / © (мѧти – м©ка); др.-рус. он / у   (звонъ – звукъ), ин, им / я (поминати – память, съжимати – жяти), я у (мяти – мука) и др.

 

§17. Третья палатализация заднеязычных согласных

Заднеязычные согласные в позиции после некоторых гласных переднего ряда и слогового плавного [r˳], происшедших из *ī > i (и), *ĭ > ь (ь), *in > ę (­), *ir > ръ, подвергались переходу в мягкие свистящие: *k > c’, *g > d’z’, *ch > s’. Однако этого перехода не было, если заднеязычный находился перед гласными ъ < *ŭ и ы < *ū или согласным. Условия этой палатализации были впервые отмечены И. А. Бодуэном де Куртенэ, поэтому ее еще называют «бодуэновской».

Примеры:

и.-е. *ovĭka > праслав. *ovьca = ст.-сл. овьца;

и.-е. *polĭga > праслав. *polьza = ст.-сл. польза, ср. льгъкъ, где г перед ъ);

и.-е. *mr˳katei > праслав. *mrъcati = ст.-сл. мрьцати, ср. мрькн©ти, где к перед н).

В ст.-сл. языке имеется, однако, ряд слов, где произошла третья палатализация, хотя условий для этого не было, и, наоборот, не произошло палатализации, хотя все условия для нее были налицо; такие исключения обычно объясняют действием грамматической аналогии, которое иногда бывает сильнее действия фонетического закона. Например: и.-е. *kŭningos > праслав. *kъnęgъ > кън­sь, хотя этого перехода быть не должно, поскольку г находился перед ъ (окончание ь появилось после перехода *g > d’z’ = s); этот переход в форме Им. п. ед. ч. состоялся под аналогическим воздействием форм косвенных падежей, в которых были все необходимые условия для 3-ей палатализации: *kъninga, *kъningomь > кън­s­, кън­земь.

Аналогическое воздействие обратного свойства имеет место, например, в словоформе и.-е. *oukenīka > праслав. *učenika, где *k после *i перед *a должно было перейти в с, однако не перешло под влиянием формы И. п. ученикъ, где к перед ъ; то же в формах Д. и Тв. падежей.

Третья палатализация наиболее последовательно произошла в южнославянском диалекте праславянского языка и весьма непоследовательно в восточнославянском диалекте. После проникновения старославянских слов в русский литературный язык в нем появилсь пары слов, различающихся по значению или стилю: дѣвица — дѣвька, зерцало — зеркало, восклицать — кликать, подвизаться — двигаться, бряцать — брякать, проницать — проникать, состязаться — тягаться и т. п.

 

§18. Разрушение дифтонгических сочетаний с плавными в середине и начале слова

Дифтонгические сочетания *or, *ol, *er, *el в положении перед согласными образовывали закрытый слог, например: *gol-va, *bor-da, *ber-gos. Под действием закона открытого слога раскрытие этих слогов в праславянском языке происходило в разных диалектах по-разному: в южной диалектной зоне ― путем метатезы (перестановки) гласной и согласной фонем, при этом происходило удлинение гласной; в западной ― путем метатезы без удлинения гласной, в восточной ― путем развития гласного призвука после плавного, который затем превратился в гласный полного образования:

                        > юж.-сл. глава

 праслав. *golva  > вост/-сл. голова

                        > зап.-сл. głowa (польск.)

 

                       > юж.-сл. брэгъ

праслав.*bergos > вост-сл. берег

                       > зап.-сл. brzeg (польск.).

Сочетания -ра-, -ла-, -рэ-, -лэ- в середине слова в ст.-сл. языке принято называть неполногласными. В восточнославянском диалекте праславянского языка им соответствуют полногласные сочетания -оро-, -оло-, -ере-, -еле- -ело-. Таким образом, старославянским неполногласным сочетаниям соответствуют восточнославянские полногласные. Многие слова с неполногласием были заимствованы русским литературным языком книжным путем и затем вошли общерусский язык. Судьба слов с неполногласием была различной. 

В одних случаях слова с неполногласием вытеснили исконно русские слова с полногласием: благо (ср. топоним Бологое), плен, шлем (русск. полон, шелом превратились в архаизмы, сохранившись в производных — полонить, ошеломитьвремя.

В других случаях произошла семантическая дифференциация неполногласного и полногласного вариантов: страна — сторона, прах — порох, вращать — ворочать.

В третьих случаях произошла стилистическая дифференциация неполногласного и полногласного вариантов: млат — молот, младость — молодость, хлад — холод, млеко — молоко

Сочетания *or, *ol, в начале слова перед согласными фонемами образовывали закрытый слог и также подвергались преобразованию. В южнославянском диалекте происходила метатеза фонем с удлинением гласной: *or ra, *ol > la, причем независимо от интонации. Например:

праслав. *ratajь = ст.-сл. ратаи ‘пахарь’, но *orati = ст.-сл. орати ‘пахать’, где сочетание *or в позиции перед гласной не подвергалось изменению; ср. греч. άρόω ‘пашу’;

праслав. *ordlos > ralo = ст.-слрало;

праслав. *ormos > ramo = ст.-слрамо ‘плечо’, срлатarmus ‘лопатка’;

праслав. *olkatei > lakati = ст.-сл. лакати ‘ощущать голод’.

В восточнославянском диалекте праславянского языка результат преобразования начальных *or, *ol зависел от интонации: под восходящей интонацией результат был тот же, что и у южных (т. е. в ст.-сл. языке), а под нисходящей интонацией удлинения гласной фонемы не происходило, то есть *or > ro, а *ol > lo:

праслав. *orvьnos > rovьno = др.-рус. ровьно, ст.-сл. равьно;

праслав. *orstos > rostus > rostъ = др.-рус. ростъ, ст.-сл. растъ;

праслав. *oldiji lod- = др.-рус. лодъка, ст.-сл. ладии;

праслав. *olkutis > locъtь = др.-рус. локъть, ст.-сл. лакъть.

Слова вроде равный, ладья заимствованы из старославянского языка.

 

§19. Изменения сочетаний редуцированных с плавными между согласными

И.-е. слоговые плавные подверглись в раннем праславянском вокализации (см. §6): * > *ir / *ur, * > *il / *ul, например: и.-е. *kr˳d- > праслав. *sird- (*k > s - §5). Как видим, более звучный гласный *i предшествовал менее звучному плавному *r. После того как начал действовать закон восходящей звучности, сочетания *ir, *il, *ur, *ul, образуя закрытый слог, подверглись преобразованию, а именно гласные звуки *i и *u утратились, а роль слогообразующего элемента взял на себя плавный: *sird‑ > sr˳d‑ = ст.-сл. срьдьце или сръдьце. В балтийских языках, где не было закона восходящей звучности, эти дифтонгические сочетания сохранились: лит. širdis, лтш. sirds. Эти соответствия показывают, что слоговые плавные в старославянском языке не были унаследованы прямо из индоевропейского, что им предшествовала ступень дифтонгического сочетания. О том, что в словах типа срдъце слоговым был плавный звук [р], а не гласный [ъ],  доказывается безразличием в написании с буквами с ъ или ь: вльна и влъна, плъкъ и плькъ, гръдъ и грьдъ и т. д.; эти буквы в данном случае не имели звукового значения, а писались лишь для обозначения слоговости плавного

В восточнославянском диалекте праславянского языка раскрытие слогов *ir, *il, *ur, *ul шло иным путем, например: праслав. *turgos  > др.-рус. търъгъ; это явление было названо «вторым полногласием»; ср. ст.-сл. тръгъ [тр˳гъ]. Однако такое восточнославянское произношение не нашло последовательного отражения на письме: в древнейших древнерусских памятниках письменности (Остромировом Евангелии 1056 г., Новгородской Минее 1095 г.) встречаются двоякие написания — търъгъ и търгъ, скърбь и скъръбь, мьртвъ и мьрьтвъ, пьрстъ и пьрьстъ, стълпъ и стълъпъ. Двойственность написания связана с процессом падения редуцированных фонем (см. §21).

 

§20. Упрощение групп согласных

И.-е. сочетания согласных звуков, которые противоречили закону возрастающей звучности, подвергались изменениям и упрощениям.

Сочетание *ss (звучность 1+1, т. е. не возрастала) > *s: *nessъ (сигматический аорист 3 л. ед. ч.) > ст.-сл., др.-рус. нэсъ (упрощение группы согласных вызвало удлинение предшествующего гласного, ср. нести).

Сочетание *ts (звучность 2+1, т. е. убывала) > *s: *čĭtsъ > ст.-сл., др.-рус. чисъ (сигматический аорист 3 л. ед. ч. с удлинением гласного, ср. чьтити).

Сочетание *ds (звучность 3+1, т. е. убывала) > *s: *dadsi > ст.-сл., др.-рус. даси (наст. вр. 2 л. ед. ч.; ср. дадимъ).

Сочетание *ps (звучность 2+1, т. е. убывала) > *s: *opsa > ст.-сл., др.-рус. оса; ср. лит. vapsa ‘овод’.

Сочетание *bs (3+1) > *s: *grebsъ > ст.-сл., др.-рус. грэсъ, ср. погребати.

Сочетание *ks (2+1) > *ch: *reksъ > ст.-сл., др.-рус. рэхъ (аорист 1 л. ед. ч.); ср. изрекать.  

Сочетание *kst (2+1+2) > *st: *rekste > ст.-сл., др.-рус. рэсте (аорист 2 л. мн. ч.).

Сочетание *tt (2+2) > *st: *pletti > ст.-сл., др.-рус. плести, ср. плету.

Сочетание *dt (3+2) > *st: *vedti > ст.-сл., др.-рус. вести, ср. веду.

Сочетание *pt (2+2) и *bt (3+2) > *t: *dolbton > dolto > ст.-сл. длато, др.-рус. долото, ср. ст.-сл. длъбити, др.-рус. дълбити.

Все рассмотренные выше процессы происходили в доисторический период; наше знание об этих процессах — это результат лингвистической реконструкции, возможной благодаря применению сравнительно-исторического метода изучения родственных языков. Регулярность соответствий и закономерность в развитии отдельных языков позволяют считать результаты этой реконструкции вполне надежными.  

 

§21. Падение редуцированных (кратких) фонем <ъ> и <ь>

В исторический период, то есть после появления письменности (у славян это IX-X века) фонетическая система живых языков продолжала изменяться, но теперь эти изменения документированы памятниками письменности, в которых так или иначе отражается живая речь.

Фонемы <ъ> и <ь> отличались от остальных гласных фонем тем, что они произносились сокращенно, или редуцированно, причем в зависимости от положения в слове выделялись слабые и сильные позиции редуцированных. В слабых позициях редукция могла доходить до почти полного исчезновения звука, в сильных, наоборот, фонемы <ъ> и <ь> почти достигали количественного уровня гласных полного образования, а именно: фонема <ъ> приближалась к фонеме <о>, а фонема <ь> — к фонеме <е>.

Слабыми позициями были следующие: 1) в абсолютном конце неодносложных слов — рабъ, сынъ, кость, но тъ, сь; 2) в слоге перед слогом с гласным полного образования — дъва, овьца, мъного, зъвати; 3) в положении перед слогом с сильным редуцированным — въздъхъ, чьтьць, дьньсь. Сильными позициями были позиции: 1) под ударением: шьпътъ, дъщи, тьмьнъ, льгъкъ; 2) независимо от ударения в положении перед слогом с редуцированным в слабой позиции: пэсъкъ, отъць, дьнь, къ мънэ.

Фонемы <ъ> и <ь> были гласными средне-верхнего подъема; находясь перед согласным палатальным звуком [j] или гласным верхнего подъема [и], уподоблялись им по месту образования, то есть становились гласными верхнего подъема [ы̌] и [и̌] редуцированными. На письме такие гласные обозначались буквами ы и и, то есть так же, как и обычные фонемы <ы> и <и>. Например: люди¬ [л’уди̌jэ], би¬тъ [б’и̌jэтъ], новыи [новы̌jь], синии [с’ин’и̌jь]. Однако, изменив свой подъем, [ы̌] и [и̌] не стали звуками полного образования, они так и остались редуцированными, на что указывает их дальнейшая судьба в разных славянских языках; [ы̌] и [и̌] — это позиционные варианты фонем <ъ> и <ь>.

Падение редуцированных <ъ> и <ь> как самостоятельных фонем произошло во всех славянских языка, однако, результаты падения были в них разными. В южнославянском диалекте в сильной позиции <ъ> совпал с фонемой <о>, <ь> совпал с фонемой <е>, [ы̌] совпал с фонемой <ы>, [и̌] совпал с фонемой <и>; в слабой позиции «еры» утратились: въздъхъ > [вздох], чьтьць > [чтец’], дьньсь > [днес'], новыи > [новыjь].

В восточнославянском диалекте в сильной позиции <ъ> совпал с фонемой <о>, <ь> совпал с фонемой <е>, [ы̌] совпал с фонемой <о>, [и̌] совпал с фонемой <е>; в слабой позиции «еры» утратились: въздъхъ > [вздох], чьтьць > [чтец’], дьньсь > [днес’], новыи > [новоjь].

Падение редуцированных <ъ> и <ь> привело к существенной перестройке всей звуковой системы русского языка.  Следствиями падения редуцированных были следующие.

а) Появление закрытых слогов: ñòî-ëú > [стол], ñú-íú > [сон], êî-ñòü > [кост’].

б) Прекращение действия закона восходящей звучности.

в) Сокращение количества слогов в слове: пь-нь — 2 слога, пен’ — 1 слог.

г) Появление беглых гласных е и опьс-ъ  пьс-а > пес  пс-а.

д) появление «незаконных» гласных в словах с труднопроизносимыми группами согласных: рубель, ветер, корабель, журавель, вихорь, огонь.

е) Оглушение звонких согласных на конце слова и перед глухими и озвончение глухих перед звонкими: ëàâúêà > ëàâêà [лафка], ëîäúêà > ëîäêà [лотка], êúäå > êäå [где] > гдеñüäэñü > ñäэñü [здес’] > здесьáú÷åëà > á÷åëà [пчела] > пчелаñúøèëú > ñøèë [шшыл], êðàñüíûè > êðàñíûè÷üòî > ÷òî [што], êîíü÷üíî > êîíå÷íî [конешно]. Ср. также Свешников, Прянишников, Столешников. Группа чн не подверглась диссимиляции или под влиянием аналогии: ночь  ночной, или в словах сугубо книжных: порочный, алчный, вечный, циничный, или из-за возможной омонимии: точный  тошный, научный  наушный.

ж) Появление непроизносимых согласных: сьрдьце > сердце [серце].

з) Упрощение групп согласных и в некоторых случаях разрыв родственных связей между словами, или деэтимолоизация: áåðдüöîâûè > áåðдöîâûи берцовый (ср. бердо), äüáðяíüñêú > äáðÿíñê Брянск (ср. дебри), ãúðíú÷àðú > ãîðí÷àð гончар (ср. кузнечный горн), ñòüãà > ñòãà > ñãà зга (ср. ñòüæüêà ñòåæêà стежка).

и) Появление протетических гласных в начале слова: ðúæàíûè > ðæàíîи оржаной, аржаной (диал.), ср. также ильняной, ольняной, иржати, иржавый.

к) Изменение формы прошедшего времени м. р.: умьрлъ > умерно умерла; ср. еще: нес, вез.

л) Почти полное исчезновение следов «второго полногласия»; сравним: стълъбъ – стълъба столоб – столбахълъмъ – хълъма > холом  холма; форма И. п. выровнялась по аналогии с формами косвенных падежей: столб, холм и др. Однако в некоторых диалектах русского языка эта аналогия не имела силы, и потому там сохранилось такое произношение: молонья, холом, столоб (отсюда остолоп), черев ‘червь’, жередь, кором; два слова в диалектном произношении вошли в литературный язык: полость, веревка.

Падение редуцированных <ъ> и <ь> по данным памятников письменности началось у южных славян в Х веке, оттуда стало распространяться на восток и север и закончилось на русском Севере к XII веку.

 

§22. Переход е > о

Этот переход совершался в позиции после мягкого согласного перед твердым согласным под ударением: нес > нёсвез > вёзшел > шёл, слезы > слёзы. Начало этого процесса нужно отнести к XII веку, когда уже произошло падение редуцированных, так как переходу подвергался звук e < ьпьсъ > пес > пёс. Причиной перехода был процесс ассимиляции гласного следующему согласному: гласный переднего ряда передвигался в непереднюю зону под воздействием твердого согласного, поскольку твердые согласные имеют дополнительную лабиальную артикуляцию, то есть являются лабиализованными. Конец этого процесса относится к XVI веку, когда отвердел звук <ц>.

Перехода е > о не было в следующих случаях.

В словах снег, белый, лето, хлеб не было перехода, т. к. в то время, когда это был живой процесс, <ѣ> была еще живой фонемой и в <о> (ё) не переходила; когда же <ѣ> совпала с фонемой <е>, перехода уже не было. Но в словах звёзды, гнёзда переход произошел вопреки тому, что в них был ѣ: ўзвэзды, гнэзда; по-видимому, этот переход произошел по аналогии с тождественными формами: вёсны, сёстры.

В словах четверг, первый, верба, верх, церковь и т. п. перехода не было, так как перед губными и заднеязычными согласными звук [р’] смягчался: [ч’этв’эр’к, в’эр’ба, в’эр’х]; это было орфоэпической нормой еще в начале ХХ века.

В словах горшочек, мешочек из горшечек, мешечек произошел переход вопреки фонетическим условиям по аналогии с другими словами с тем же суффиксом: клубочек, носочек.

В церковнославянских словах небо, крест, жезл, перст, надежда перехода не было из-за их храмового традиционного употребления; поэтому по церковной традиции эти слова произносятся со звуком [е], а не [о] (ё); ср. в русских однокоренных словах: нёбо, крёстный, напёрсток, надёжный.

В новых заимствованиях перехода нет: газета, тема, конверт.