Параграфы 45-49

§45. Словообразовательное древо.

§46. Потенциальное слово.

§47. Системные отношения в словообразовании.

§48. Словообразование и стилистика.

§49. Относительная и абсолютная хронология. 

§45. Словообразовательное древо (гнездо)

Совокупность всех однокоренных дериватов, связанных отношениями непосредственной или опосредованной производности с одним непроизводным (базовым) корнем, называется словообразовательным древом. Элементом словообразовательного древа является словообразовательная цепь.

В синхронном словообразовании для обозначения данной совокупности слов более употребительной является метафора гнезда, чем подчеркивается одновременное присутствие всех слов, связанных словообразовательными отношениями с базовой основой, называемой не очень логично «вершиной» гнезда, которая в то же время является корнем, то есть находится внизу, а не наверху. В историческом словообразовании уместнее метафора корня и дерева, растущего из этого корня.

 

§46. Потенциальное слово

Когда возникает необходимость в выражении нового смысла, то язык может отреагировать на эту потребность тремя способами:

1) выразить этот смысл при помощи метафорического употребления уже существующего слова,

2) выразить этот смысл при помощи заимствования,

3) выразить этот смысл путем создания нового слова по какой-то словообразовательной модели. Конкуренция этих трех способов является причиной того, что не все возможные слова присутствуют в той или иной словообразовательной цепи; эти слова остаются в потенции, но в случае необходимости могут быть образованы, сначала как окказиональное образование, а затем войти в язык, в общее употребление.

 

§47. Синонимия, антонимия и энантиосемия в словообразовании

Как значимая единица языка морфема близка слову. Как и слово, она вступает в синонимические и антонимические отношения; см., например, ряд слов, называющих жителей разных городов и содержащий синонимичные суффиксы: москв-ич, петер­бурж-ец, ельч-анин, тул-як, или противоположные по значению префиксы: съ-езд  раз-езд.

Антонимичные отношения могут заключаться в пределах одной морфемы; это явление носит название энантиосемии. Энантиосемия свойственна древним стадия в развитии языка. Например, древнерусские тексты дают довольно ясные примеры энантиосемии: закупныи – 1. купленный и 2. закупающий; выборныи – 1. избранный и 2. избирающий; дължьникъ – 1. тот, кто должен и 2. тот, кому должны. Энантиосемия создает очевидные коммуникативные сложности, поэтому утрачивается, а за словом закрепляется только одно значение; ср. совр. должник 'тот, кто должен'.

Синонимические отношения между словообразовательными моделями также могут быть причиной того, что потенциальное слово не входит в общее употребление. Например,

лгать лжец и лгун,

хитрый > хитрец, но не *хитрун.

Между словами в паре лжец и лгун существует небольшое стилистическое различие вследствие чего оба слова существуют в языке, а в паре хитрец – *хитрун различий нет, и второе слово осталось потенциальным.

 

§48. Словообразование и стилистика

Национальный русский язык — весьма сложное образование. Центральное и иерархически более высокое место в нем занимает литературный язык как орудие духовной культуры во всех ее проявлениях. В одних отношениях с ним взаимодействуют, а в других отношениях ему противопоставлены такие формы национального языка, как территориальные диалекты, жаргоны, сленги, городское просторечие, профессиональные «языки». Все это имеет непосредственное отношение к словообразованию, так как отдельные словообразовательные средства и словообразовательные модели могут быть стилистически «окрашены» как литературные и нелитературные, а в пределах литературного языка как «высокие», «нейтральные» и «сниженные».

Как известно, в образовании русского литературного языка важную роль сыграли памятники старославянского языка – первого литературного языка славян, созданного на основе южнославянского диалекта праславянского языка первоучителями славян свв. Кириллом и Мефодием, их учениками и последователями. В «высоких» жанрах литературы того времени (богословии, проповеди, житиях святых) ввиду их содержания культивировалось употребление большого количества слов с отвлеченным значением, выражавших отвлеченные понятия богословия, философии, этики; соответственно суффиксы с отвлеченным значение действия ли качества (-ость, -ство, -ие, -ние, -ствие, -тель, -ьба) приобрели стилистически «высокую» книжную окраску.

 

§49. Относительная и абсолютная хронология

Следует различать диахроническое и собственно историческое словообразование. Первое пользуется понятием относительной хронологии, то есть указывает, какое слово после какого и из какого появилось. Второе пользуется понятием абсолютной хронологии, то есть стремится к тому, чтобы указать, в какой момент реальной истории возникло то или иное слово, в каких памятниках письменности впервые зафиксировано, когда появились переносные значения, от которых были образованы новые слова. Вторая задача несравненно сложнее первой и часто может быть решена лишь приблизительно.